Персона

Monika Žaltauskaitė

Поделись

Одна из знаменитейших художниц Литвы по современному текстилю, Моника  Жалтаускайте Грашене думает, что текстиль для каждого человека - это очень близкая материя, позволяющая понимать ее индивидуально, а возможности текстиля полностью еще не использованы. При разговоре с художницей Art-Cart пытался выяснить взаимосвязь между текстилем и наукой и что предопределило ее заинтересованность этим медиа.

С самого начала обучения на кафедре прикладного текстиля, Вы многосторонне связаны с этой художественной дисциплиной и известны как художница по текстилю, преподаете на факультете текстиля (Каунасский факультет Вильнюсской художественной академии), курируете художественные выставки текстиля, Ваше творчество раскрывает широкое поле коннотаций и технологий текстиля — очевидно, что текстиль для Вас имеет большее значение чем техника творчества. Какие медийные особенности текстиля Вы выделили бы?

Текстиль обладает невероятно замечательной особенностью — он ''живой''. '' Живой'' в том смысле, что дает ощущение материальности, что близко каждому человеку. Это материал, который обладает как физическими свойствами (предохраняет от холода и жары), так и ментальными (воспоминания и память) свойствами. Каждый из нас тем или иным образом ежедневно использует текстиль. Поэтому текстиль — это общеобъеденяющая материя, позволяющая объеденять опыты и позволяющая воспринимать ее индивидуально.

Часто идеи Ваших произведений формируются на основе семиотических значений текстиля, концептуально осмысливая различные его формы, создающие взаимосвязь физического/духовного состояния человека или трансформацию мнгновений. Итак, медиа, которые Вы используете в своем творчестве, часто сами становятся объектами для размышлений. Как же формируется такой взгляд на текстиль, что побуждает Вас к такому глубокому проникновению в значение контекста?

Свое творчество я начала с идей формирования поверхностей. Идея структуры, поверхности всегда сопровожает мое творчество. Текстиль обладает широким материальным выражением, поэтому и художественные решения в призме материальности становятся очень важными. Медиа это медиа, это форма выражения мыслей. Однако, отрицать его значения не могу. Мне нравится поиск сочетания цветов пряжи, решений, которых может быть миллион. Поэтому и кажется, что не все возможности исчерпаны. Это, как будто бы находишся в лесу, и чем дальше, тем интереснее и красивее становится. Если не понимаешь, то заблудишся, если все ясно, то ищешь прямой путь или наслаждаешся природой и слушаешь ее.

Другая повторяющаяся тема в Вашем творчестве — тело человека и его фзиология (циклы ''Kvėpavimas'' (2010), ''Odos paveikslai'' (2007), ''Kartos'' (2005), инсталяция ''Absoliuti lygybė'' (сотрудничая с Б. Невердаускене, И. Казакявичусом; 2011), ''Portretai'' (2009) и др.). Что связывает эти два последних мотива Ваших произведений?

Работа над темой человеческого тела началась с произведения ''Kartos'' (''Поколения''). Мне была интересна тема по генетике, информации, передаче кода из поколения в поколение, идея подобия. Для меня средство выражения текстиля, структура ткачества и ткани так или иначе связано с физиологической структурой человека. Под микроскопом я наблюдала структуру кожи и волос человека. Эти изображения побуждают связывать ткань и человека, отождествлять ткань со второй кожей человека. Прядями нитей строишь изображение по принципу медицины или химии, где все складывается в структуру. Поэтому текстиль так интересен, поскольку он может быть сконструирован различными способами, можно создать текстильную физиологию.

В одном из интервью* Вы отметили, что значительное влияние на принятие решения о поступлении в художественную академию имела художница проф. Лайма Оржекаускене. Период Вашего обучения в академии совпал с ее руководством кафедрой и отмечен появлением знаменитых художников по текстилю, новым, концептуальным подходом к появлению медиа текстиля. По словам искусствоведа Виргинии Виткене, в этот период текстиль, отбросив утилитарный взгляд, влился в концептуальное поле искусства. Как бы Вы охарактеризовали период вашего обучения, какие Ваши о нем воспоминания?

При обучении в академии мы участвовали в создании Каунасской биеннале. Мы сделали группу проектов, активно участвовали в выставках. С коллегами посещали Венецианскую биеннале. И это стало нашей традицией, которой придерживаемся до сегодняшних дней. Интенсивно интересовались широким полем видов текстиля и современного искусства. Вероятно это и способствовало переходу к эксперементам тестирования новых технологий, к переосмыслению традиционного восприятия текстиля, к принятию новых идей и выходу за пределы установленных норм, к переходу свободного мышления развития концепций.

В настоящее время Вы занимаетесь не только художественной практикой, но и преподаете студентам на кафедре текстиля, а с недавних пор руководите ею. Какого Вы мнения о самом молодом поколении художников, какие новшества и изменения Вы замечаете в их отношениях с медиа текстиля?

Молодое поколение, несомненно, использует больше междисциплинарные платформы творчества, больше технологий. Не боится эксперементировать, создавать утопические идеи. У каждого поколения есть свои темы и идеи, хотя творческие основы общие. У творческого человека чувственность к окружающей среде или есть, или ее нет. Очень часто мне недостает амбициозных выпускников, желающих участвовать в выставках.

В уже упомянутом** интервью Вы говорите о предмете своей докторской работы: ''Во время обучения в докторантуре я начала глубже вникать в то, как на художников влияет трансформация фотографического изображения в компьютерезированную систему. Я исследовала виды технологий и насколько современные технологии оказывают влияние на художников и их творчество, а также какое влияние оказывают сами художники на новые технологии''. Новые технологии оказывают влияние и на области текстиля, что отражено в Вашем творчестве — с начала своего творчества Вы используете современные технологии, в основном это техника компьютеризированного ткачества жаккардовых тканей, интегрируете новые медиа. Как бы Вы охарактеризовали свои творческие отношения с новыми технологиями? Это — инструмент для творчества или источник идей?

Во все времена художники использовали те или иные технологии при их появлении, так как это давало возможность проводить новые творческие изыскания. Для меня интересен ракурс влияния художников на новые технологии и их прогресс. Так как они реализуют, порой кажущуюся неосуществимой, идею, используя новые технологии и при этом усовершенствуют эти технологии. И это — прогресс технологий. Особенно это проявляется, если художник активно сотрудничает со специалистами других областей. Конечно, найти партнера для сотрудничества является одной из составных частей творчества и если Вы добиваетесь этого — это частичный залог успеха.

Вы осуществили немало проектов, основанных на творческом партнерстве — практика вовлечение аудитории (произведения ''Skladukas'' (2009), ''Kvėpavimas'' (2010), ''Artumas'' (2010), последний цикл произведений был создан в Индии при участии в программе резиденций (2014)). Что сподвигло Вас на такие интерактивные действия?

В творческом партнерстве я ценю процесс. Он для меня очень важен, так как в процессе, а не в завершенной работе, открываешь новые перспективы. При подготовке проекта ''Kvėpavimas'' (''Дыхание'') я поняла, что экспозицию надо проводить в больнице, так как выставочная площадка этот проект завершит. Проект Партнерства в Индии совершенно не планировала, но жизненная ситуация подсказала, что опыт культур необходимо соединять. Забавным было то, что я не знала что из этого получится, я просто доверилась швейным мастерам. Кто-то меня спрашивал об авторстве, собственности и т.д. Но, когда работа выпущена в мир, она тебе уже не принадлежит и ты отдаешь ее, чтобы ее использовали, проссматривали, анализировали. Мне всегда нравилось, что к моим произведениям прикасаются люди, то, что текстиль может предложить - быть всегда рядом, чувствовать текстуру поверхности, тепло, материю.

Могли бы Вы назвать несколько произведений изобразительного искусства, которые оказали наибольшее влияние на Вас и на Ваше творчество?

Из классиков мне всегда нравилась живопись Герхарда Рихтера, инсталяции Аннетте Мессагер, в которых она активно использует чувство текстиля и материи, эстетические и современные инсталяции Роя Икеды.

В мае этого года Вы примите участие в художественной ярмарке ''COLLECT'' в галерее Saatchi. Расскажите о цикле произведений ''Marijos drapana'' (2015) (''Одежда Марии''), который будет представлен на ярмарке.

Цикл произведений ''Одежда Марии'' - это тоже из случайных историй. В Каунасском костеле Витаутаса я заметила маленькую скульптуру Марии с косичками, высота которой была примерно 35 — 40 см. Позже я узнала, что это единственная в Литве скульптура с косичками. Две заплетенные косы являются символом невинности. Увеличив размер одежды Марии, я говорю о взгляде, винна — невинна... Ее высеченные в мраморе одежды опять превращаю в ткань и воссоздаю историю заново. Позволяю зрителю следить за деталями, их замечать, приближать изображение, которое где-то свято расположено. Фокусируя изображение в своих произведениях, снова говорю о близости, чувствах, событиях и образах. Это изображение в изображении, одежда в одежде, чувство в чувстве.

Спасибо за ответы.

* Jacytė A. Pasaulis, nuaustas iš talento ir jausmų.
** Ibid.

Персона

Вы успешно поместили "" в коллекцию ""

Your basket session has expired.

Save the changes first!